?

Log in

txt_me

на текст silver_mew

Apr. 24th, 2017 | 01:02 pm
posted by: asia_datnova in txt_me

В этой игре поток воды течет с большим напором, сам так получается - всякая и живая, и мертвая, где очищает, где наполняет и преображает... дает информацию. Весна воды, просто.
И вот здесь Иванушка рискует обратиться в камень, безо всякой Горгоны - сам себе заворожившее себя чудовище. Куда он все время убегает, в тени, на дно, в самое страшное - заигравшийся - а она все ходит за ним, все оживляет; Герда хотя бы сделала это один раз, а не триста. Интересно, что человеческое находится по своим собственным чудовищным следам, и по следу можно вспомнить, кто ты, и вернуться. След - якорь. И можно по следу дракона - в дракона, а можно по следу человека - в человека, человек, получается, тоже один из вариантов оборотня - интересно, кто Ваня изначально, тот или этот. Или оба?
Хотя в целом опыт мой говорит, что усилия по доставанию человека оттуда, куда он сам себя поместил, бесполезны, даже если то, куда он себя поместил, ведет, как тебе кажется, к гибели - и тем более бесполезны, если цикличны. Но как перестать.
И только один момент я упустила: та, вторая - до чтения комментариев я была уверена, что она тоже Алена. Но в принципе - в какой-то мере это так, кого брат похитил и не отпустит, так это сестру.

Link | Leave a comment | Share

txt_me

Предсказуемо

Apr. 24th, 2017 | 12:55 am
posted by: chingizid in txt_me

прошу МНОГАТЕМ.

УПД
/и главное, отправив запись, сразу кликаю на "добавить комментарий" - и ну темы писать, как в блице :)/

Link | Leave a comment {9} | Share

txt_me

Трудно быть морем

Apr. 23rd, 2017 | 11:28 pm
posted by: varjanis in txt_me

Элис перешла ещё при Чарли-художнике, но сразу пропала. Появлялась раз в год в октябре, отдавала монету и уходила. Ей не нужны были ни помощь, ни дружба, она была сама по себе. “Гордая морская ведьма, - кривился Йоханнес и тоже не стремился общаться. Его всегда интересовали только Чарли и музыка, в этом смысле с тех пор мало что изменилось.
Увидев её в первый сбор нового Чарли в Летящей Бет, Йоханнес только кивнул и продолжил заниматься своими делами. Элис кивнула в ответ, окинула оценивающим взглядом мальчишку, хмыкнула, отдала монету и была такова.

Йоханнес не задумывался о том, кем она прижилась в человеческом мире. Бурану было без надобности: к нему не лезет, и ладно. С виду - по человеческим меркам - около сорока, красивая, или даже скорее эффектная, со всегда гордо поднятым подбородком, вечно в каких-то странных нарядах с кучей складок и кружев. И вечно же с каким-нибудь рукодельем, из-за которого Йоханнес даже подумывал, что она всё-таки постепенно становится человеком: очень уж нехарактерное для духа занятие. Впрочем, при каждой новой встрече Йоханнесу хватало взгляда и пары язвительных реплик, чтобы заключить: ведьма не изменилась.
Со своими у неё дружбы не выходило.


***Collapse )



________________________________________
Аккурат перед тем как меня осалили я заболела, так что можно было бы сказать больше, но, увы, не сегодня.

Всем огромное спасибо за темы, они сыграли чуть ли не все. Я напишу самые-самые сыгравшие, и даже подписывать не буду, потому что ото всех дававших темы что-нибудь да откликнулось: "Ты почти не помещаешься", "Чашка с драконом", "Школа людей-антидепрессантов", "Никогда не поздно поиграть в куклы", "Больше никаких ураганов в моём доме!", "А тут - моя линия судьбы. Осторожно, не споткнитесь", "Трудно быть градом", "Лестница, которая уходит в море", "Если шить по всем правилам", "Другие жители нашего города".

Ход передаю chingizid, а рецензию прошу у silver_mew.

Link | Leave a comment {6} | Share

txt_me

Темы!

Apr. 22nd, 2017 | 08:55 am
posted by: varjanis in txt_me

Проснулась, а меня уже, оказывается, осалили. Очень жду тем!

Link | Leave a comment {5} | Share

txt_me

***

Apr. 22nd, 2017 | 03:21 am
posted by: silver_mew in txt_me

Она сидит, сгорбившись, опустив голову на скрещенные руки, и ждёт. Времени должно пройти достаточно, но не слишком много. Явившись чересчур рано, она всё испортит. И лучше вовсе не думать о том, что случится, если она опоздает.

Больше всего на свете она боится опоздать. Знает откуда-то: когда-нибудь именно так всё и закончится. Рано или поздно она допустит ошибку, просидит в оцепенении дольше необходимого.

Осознаёт, что уже довольно давно не слышит ничего, кроме шелеста листьев на ветру. Поднимает голову, расправляет платье, прислушивается. Тишина. Тогда она достаёт из сумки чашку из обожжённой глины, опускается на колени, зачерпывает воду.
Поднимается. Обхватив чашку обеими руками, медленно ступает по тропинке. Вода идёт рябью, плещется. Приходится крепче сжать руки, чтобы они не дрожали.
Дорога сворачивает, у неё перехватывает дыхание, но впереди – только деревья, идти ещё далеко.

Слышит: кто-то бежит ей навстречу, лёгкий, частый топот. Едва успевает шагнуть в сторону, как бегущая появляется из-за следующего поворота тропинки. На мгновение обе замирают, ошеломлённые встречей, одна напротив другой, похожие, словно между ними поставили зеркало: волосы растрёпаны, платья в пыли, напряжённые, застывшие лица. Только у той, которая бежала, в руках нет чашки с водой. Где-то в лесу трещит ветка – обе вздрагивают, и вторая, стряхнув оцепенение, идёт навстречу первой. Проходит мимо, отводит взгляд, ускоряет шаги и снова бежит, не оглядываясь.
Первая думает: вот и хорошо, вот и к лучшему. Бережно держа чашку, стараясь не расплескать ни капли, возвращается на тропинку. Продолжает идти, куда шла. Думает: одной заботой меньше, если повезёт, та, другая, ничего и не вспомнит.

Лес обрывается, словно его отрезали ножом. Тропинка утыкается в каменную осыпь. По камням приходится пробираться медленно, внимательно глядя одним глазом под ноги, вторым – на чашку в руках. Впереди, у края осыпи, между камней распласталось изумрудное с чернью. Серые камни тут и там испачканы тёмно-багровыми потёками.
Вот и пришла.

Глаза выхватывают из мешанины чёрного и зелёного в острых обломках камней плавный изгиб шеи – и миг спустя она ясно видит, что это тело чудовища, со страшной силой вдавленное в камни. Неподвижное, мертвое. Из раскрытой пасти вываливается бледный язык. Она подходит ближе, всматривается – одно, только одно тело. Прислушивается: шелеста листьев отсюда не слышно, а птицы, если какие тут и водились, давным-давно разлетелись кто куда, только ветер, и глухой перестук осыпающихся камней. Держа чашу перед собой, она стоит неподвижно. Подол платья трепещет на ветру, поднимается и опадает снова.
Слышит, как далёкие хлопающие звуки приближаются, накрывают её с головой. Поднявшийся ветер рвёт платье, едва не сбивая с ног. Она сгибается, прикрывая своим телом чашку с водой, а, разогнувшись, видит перед собой живое отражение мёртвой твари, оставшейся в камнях за спиной.

Отражению, кажется, тоже досталось: крылья истрёпаны, на спине подсыхают кровавые полосы. Оно смотрит, изогнув шею, пристальным взглядом, в котором нет ничего человеческого, и ужас накрывает её: неужели всё-таки опоздала?
Она говорит:
– Брат?
Говорит:
– Ты меня слышишь? Это я, Алёна. Выпей, прошу тебя.
Протягивает чашку.
Внутри чашки плещется вода, зачёрпнутая из лужи, на дне которой остался человеческий след. Изумрудная с чернью тварь отшатывается, распахивает крылья.
Пожалуйста, думает Алёна, пожалуйста, последний раз, никогда, никогда не соглашусь больше, пропади всё пропадом, пусть сами справляются, я не могу, совсем не могу.
– Брат? – повторяет она, делая шаг вперёд.
Чудовище распахивает пасть, Алёна стоит неподвижно, совершенно готовая к тому, что её сейчас разорвут на части: это вам не козья или там собачья личина, этот облик накрывает так, что себя не помнишь, объяснял ей брат, и с каждым разом возвращаться всё труднее.
Кончик драконьей морды прикасается к чаше, вода расплескивается, течёт по Алёниным пальцам. Тело чудовища вздрагивает в судороге, сворачивается в клубок, замирает и начинает меняться.

Алёна оседает на камни, часто, глубоко дыша, и ещё раз говорит себе: в последний раз, теперь уж точно в последний раз. И тут же, сама себе вопреки, спохватывается: пока Ваня не очнулся, ей надо спуститься с осыпи, поискать озеро, где-то тут должно быть озеро, к которому вон то, дохлое, спускалось пить, а там наверняка остались его следы в воде, пригодится наполнить опустевшую бутылку.

_______________________________________________________________________

Темы:
По этой тропинке не ходи, там в конце ни одного чудовища от chingizid
Пустота следует за мной от kostik
В этой твоей чашке всегда ничего хорошего от varjanis


Вот varjanis и осаливаю. А рецензию пусть Ася. Спасибо. Хотя я честно ума не приложу какая тут рецензия. Сама не пойму, чего оно так, темы про чашку и чудовище напрыгнули как я не знаю что.

Link | Leave a comment {15} | Share

txt_me

Прошу тем!

Apr. 20th, 2017 | 09:41 am
posted by: silver_mew in txt_me

Темы нужны срочно побольше вотпрямщаз

Link | Leave a comment {6} | Share

txt_me

кто список кораблей

Apr. 20th, 2017 | 01:52 am
posted by: kattrend in txt_me

В квартире было аж девять комнат. С одной стороны коридора - четыре, с другой - еще пять, плюс кухня. Хозяйка провела Ленку до самой последней, открыла дверь подозрительно древним ключом и торжественно обвела рукой почти пустое помещение очень странной формы.

- Вот и она! То, что надо для художника.

- И впрямь, - согласилась Ленка.

- Шкаф и два стола я вам оставляю. С круглым делайте что хотите, с ящиками лучше не портить, это антиквариат моей сестры. Может, она даже когда-нибудь его заберёт. Вообще-то, это нижняя часть трельяжа. Хотите, я вам его поставлю? А то занимает место в коридоре.

- Нет-нет-нет, - жарко запротестовала Ленка, - я не люблю зеркала! Всё хорошо, мне так нормально. Причесываться-то не надо, - она встряхнула дредами, перехваченными кольцевой банданой, самым ненапряжным и универсальным из платков.

- Ну, тогда всё, можете въезжать, - хозяйка получила деньги, Ленка ключи, можно было отправляться за вещами. - А то смотрите, может, всё-таки зеркало поставить? Трельяж удобная вещь, можно со всех сторон себя рассмотреть. Как же девушке без зеркала?

- Так есть же одно, - напомнила Ленка, - на дверце шкафа. Мне хватит.

В плане комната выглядела квадратом с хвостом. Хвост - маленький коридорчик, в самый раз повесить вешалку и поставить полку для обуви. А вот если посмотреть наверх, можно было увидеть, что комнат как бы две. С потолка на метр вниз свисала стенка, перегораживающая комнату пополам. За ней потолок скашивался к самому верху окон. Как бы мансарда, но как будто наполовину. То, что надо. Мебель стояла, как попало, Ленка критически осмотрела три разрозненных предмета - и решительно задвинула шкаф точно под стенку справа, за ним придвинула к стене стол с ящиками, так как раз свет падает слева, очень удобно. И на забитую холстиной дверь к соседям можно вешать на булавках полезные бумажки.

А вот круглый стол качался. Сама по себе его нога-крестовина Ленке скорее понравилась. Но одна из ножек упорно не находила опоры. Пришлось повозить его по кривому паркету, чтобы найти его точное место. Оно оказалось как раз у второго окна. Значит, для матраса остаётся единственное пространство в половине с плоским потолком. Обидно. Хотелось спать под этой косой крышей, ну ладно, не судьба. Ну или можно обвести точки, на которых стоит стол, маркером, и на ночь менять матрас и стол местами.

Как бы то ни было, матрас еще надо привезти.

Конечно, поздним вечером, после того, как были перетасканы все коробки и сумки, таскать стол по комнате еще раз уже не было сил. Ленка распихала одежду по ящикам и вешалкам шкафа, коробки с книгами временно утрамбовала между шкафом и нависающей стенкой, сунулась было разложить краски по ящикам стола, но оказалось, что правая сторона не открывается. Дверцы не было - была декоративная ореховая планка, прижимавшая все ящики разом. Ленка махнула рукой, оставила ящик с материалами под столом и рухнула на матрас, думая, что вот сейчас-то заснёт сию секунду.

И тут оказалось, что не тут-то было. В коммуналке жизнь подступала слишком близко. За одной стеной кто-то спорил, кому мыть посуду (оба голоса были женскими), за другой стеной что-то жарилось, оттуда вкусно пахло луком; в ванной плескалась вода, по коридору топали. Потом внезапно всё стихло, и от этого резкого перехода Ленка совсем проснулась.

И принялась, раз уж так вышло, разбирать и остальные вещи. Инструменты по дереву - в левый ящик шкафа. Компьютер на стол и под стол. Как раз между столом и шкафом осталось пространство для табуретки, системник можно на табуретку. И еще одну табуретку, для сканера. Собственно, на этом табуретки и закончились, кроме икейской, с подножкой. Ну, сидеть с гостями можно и на матрасе. И на полу. Папки с бумагой и картинами за шкаф, одну поверх другой. А вот, кстати, было бы удобно вставить антресольку в этот узкий хвост и хранить там холсты и подрамники - но не начинать же в одиннадцать вечера, да и досок нет. В одиннадцать вечера можно только включить компьютер и потупить в сетях. Или поработать.

Ленка потянулась за валяющимся вдоль стены сетевым кабелем - и обнаружила, что у стола справа есть замочная скважина. Нелепо расположенная, совсем простая и из красивой потемневшей от времени латуни. Пожала плечами, принялась соединять вместе разрозненные детали волшебной двери в онлайновую жизнь.

Следующие четыре часа куда-то делись. Шутка ли - не была в сети почти сутки, надо же подобрать хвосты. Потом всё-таки дошли руки до стола. Время было самое подходящее: середина ночи, тишина, спокойствие, в самый раз подумать, куда какие краски и карандаши разложить.

Первый же открытый ящик обнажил таинственную природу стола. Оказывается, планка, прижимающая ящики, закрывается на ключ через ту самую замочную скважину. Слева замок открыт, справа - напротив. Ключа только нет. В центральном ящике обнаружилась целая россыпь разрозненных ключей, один даже разлапистый и латунный, но все современные, плоские. Еще там был фонарик с желтой лампочкой накаливания и распечатанная на принтере инструкция, как себя вести, если полиция решила проверить твои документы.

Разумеется, в левую половину стола только половина материалов и влезла. Ну, конечно. Художник удержу не знает, всегда хочется еще такой карандашик и вот такую красочку. Вторая половина так и осталась в коробке под ногами. Ленка вздохнула и отправилась обследовать квартиру.

Комнате, которую она сняла, принадлежала небольшая антресолька в коридоре и один из кухонных столов на огромной кухне. Для антресольки, пожалуй, было не время, а вот для кухни - в самый раз.

В кухне, как ни странно, не было этого вот мансардного откоса. Зато было огромное полуциркульное окно, в которое падал свет оранжевого уличного фонаря, отпечатывая на полу контур переплёта. Ленка не стала зажигать свет. Обретённый ею стол как раз был у самого окна. Стол как стол, белый, с настольными полками, какая-то посуда, пара разделочных досок, ящики. Ленка выдвинула левый ящик - пересохшие аптечные резинки, крышки для закатывания, шприц со средством от тараканов и ни одного таракана. Правый ящик - разрозненные столовые приборы, кованый штопор и огромная двузубая вилка из советской булочной. Ленка таких не застала, но видела на старых фотографиях - и вот этот чудесный артефакт попался ей вживую! Ленка, выхватив вилку (невозможно было с ней расстаться), включила фонарь и снова открыла левый ящик. В свете фонаря там оказалось гораздо больше интересного. Сантехнические прокладки, древний литовский краситель для ткани (оранжевый) и, в частности, разрозненные ключики, один - классический ключ от шкафа. В принципе, обычно замки для шкафов и столов устроены довольно просто, простые у них и ключи. Стержень и квадратная бородка, вот и всё.

Невозможно было не проверить. Ленка рванулась в комнату с ключом наизготовку, вставила его в скважину, замок открылся! Ничего удивительного, эти замки все одинаковые. Ключ явно был не от этого стола, а от какого-нибудь семидесятнического не сохранившегося шкафа на тонких ножках, но неважно, открыл же. Ленка, затаив дыхание, вытащила верхний ящик.

С шорохом и шуршанием из ящика ей в лицо рванулось что-то белое. Ленка с воплем вскочила и принялась отмахиваться вилкой. Бабочки! Это были белые бабочки или мотыльки, не моль, натуральные мотыльки, которые обычно порхают где-нибудь в траве. Бабочки заполнили всю комнату, чиркали невесомыми крыльями по лицу, Ленка метнулась к окну и распахнула его в морозную апрельскую ночь. Там как раз начался медленный ночной снег, оранжевый в свете фонаря; пришельцы вырвались на волю и слились со снегом.

Когда последний мотылёк вылетел наружу, Ленка выдохнула, закрыла окно, выдвинула ближайший настольный ящичек для косметики, в который, за неимением оной, сложила шаманский набор: каменную трубочку, пакет табака и зажигалку. Непонятное надо было обкурить. Ящик после бабочек остался девственно пуст. Бабочки-однодневки вряд ли могли храниться там с тех пор, как в этой комнате жила сестра хозяйки.

Ленка осторожно задвинула ящик, села на подоконник, раскурила трубку, но, не выдержав, вскочила, и, держа в одной руке трубку, а в другой вилку, мизинцем снова вытащила ящик.

На этот раз в ящике лежал плоский серый камень и как будто разглядывал Ленку. Камень был слегка вогнут посередине, но образовался явно естественным образом, а не рукой камнетёса. Ленка вынула камень, задвинула ящик и осторожно заглянула в два других. Пусто. Что-то неладное было только с верхним. Видимо, поэтому сестра хозяйки оставила стол закрытым? Ленка еще раз осторожно вытащила ящик. Мышь уставилась на Ленку спокойными глазами-бусинками. Ленка поспешно задвинула ящик. Не то чтобы мыши чем-то Ленку пугали - но лучше их не выпускать, а в следующий раз в ящике будет уже что-то другое, основной принцип она уже усвоила.

Ленка снова вышла на кухню. Там уже лиловый предутренний свет смешивался с оранжевым фонарным, и в этой сложной световой гамме Ленка быстро нашла в недрах стола древний чайник, вымыла его и поставила на газ.

И тут по коридору зашаркали шаги. Ленка, запаниковав, заозиралась, но бежать было некуда, тупик. Пять утра - не самое подходящее время для знакомства с соседкой, судя по всему, довольно древней, но уже ничего не поделаешь.

Вспыхнул свет, Ленка прижмурилась. На кухне появилась небольшого размера женщина, круглая, неопределённого возраста от сорока до семидесяти, довольно таки среднеазиатской внешности.

- Доброго утречка! - улыбнулась она ослепительно-белыми зубами, неожиданно выглядящими на морщинистом лице. Акцент был похож на узбекский, - или у тебя еще вечер, да? Это ты наша новая соседка? Майя говорила, что комнату сдала. Ну, и как тебе у нас?

- Странно, - не удержала Ленка в себе признание.

- А, ну, ничего, ничего, привыкнешь. Ну и прическа у тебя! Странный совсем. В зеркало-то смотришь? - Ленка помотала головой, - Так давай я тебе помогу твоё зеркало на место приладить. Тяжелый, мешает в коридоре, всё разбить боюсь.

И эта туда же. Ленка снова замотала головой.

- Ну, как хочешь, как хочешь, - узбечка наполнила свой электрический чайник и удалилась к себе, куда-то в бесконечность коридора, в начало квартиры. Ленка опять осталась одна, и чайник как раз закипел.

И что они так все сговорились в этим зеркалом? И правда, что ли, поставить его на место? Можно, в конце концов, держать его закрытым, а на створки клеить записочки. Ленка отнесла чайник в комнату, отыскала в одной из коробок маленький заварник и демо-пакетик да хун пао, наскоро залила его кипятком, не соблюдая правил, потому что чайная доска была, кажется, на шкафу под книжками, и отправилась в коридор за зеркалом.

Трельяж весил, наверное, как вся Ленка. Толстенные ореховые доски, к которым крепились три толстенных же стекла с откосами. Помогая себе ногой, Ленка дотащила его до стола и взгромоздила на стол. Чуть-чуть подвигала, шипы вошли в пазы, зеркало встало на место, но стоять отказывалось - валилось вперёд. Тут или крюк приделывать к стене, чтобы оно не падало, или всё-таки открыть. Канцелярским ножиком Ленка разрезала перематывающий зеркало скотч и раскрыла створки. Так зеркало не падало, створки опирались на настольные ящики, вот только монитор уже в эту концепцию не вписывался.

Ленка уставилась на своё встрёпанное тройное отражение. В толстом стекле отражения, и так умноженные, дополнительно двоились. Зеркало из зеркал покажет тебе больше тебя, чем ты сможешь вынести. На щеке, оказывается, прилип дохлый мотылёк - и еще целая куча в волосах. Вот чего узбечка смеялась. Ленка поспешно затрясла головой, вытряхивая из себя артефакты, потом сгребла их в кучку и выкинула в форточку.

Очень хотелось спать - и страшно было ложиться. А вдруг там окажется что-нибудь такое, что сможет само выбраться из ящика?

- Пусть там уже будет что-нибудь попроще, - вслух пожелала Ленка, - почитать что-нибудь.

Доставать книжки со шкафа сил не было, а засыпать без чтения было как-то нервно. Ну, вдруг.

Ленка осторожно и медленно выдвинула ящик. И впрямь! Ящик был завален какими-то записками, сверху лежала серая растрёпанная книжка горизонтального формата. "Список кораблей русского парового и броненосного флота".

Ленка рассмеялась.

- Бессоница! - воскликнула она шепотом, - Гомер! Ну, ладно, нет Гомера, пусть будет "зима". Тугие паруса! Так вот же, на двери. Я - список кораблей! Точка, конец цитаты.

Сняв зеркало со стола, Ленка поставила его в щель между столом и батареей. Так можно было, если понадобится, отодвинуть створку и заглянуть в него - и не натыкаться постоянно на собственную курносую рожу во все другие моменты. Откатила круглый стол от окна и плюхнула на его место матрас. Решила спать под крышей - так тому и быть. Раскидала по матрасу подушки и пледы, прицепила на трубу отопления лампочку-прищепку, угнездилась, поставив чайничек и пиалу рядом, на щелястый пол, раскрыла книжку в произвольном месте.

Большая часть книжки оказалась таблицей с именами кораблей, их техническими данными и примечательными событиями. Книжка раскрылась на имени "Варяг", выделенном зеленым маркером. "Затоплен своим экипажем на рейде Чемульпо, - прочитала Ленка примечательное событие, - после боя с японской эскадрой 9.02.1904 г. Поднят японцами в 1905 г. и назван "Сойя". Приобретён Россией у Японии в 1916 г. и получил прежнее название. Захвачен англичанами во время интервенции. Погиб в 1918 г. в Ирландском море".

- Вот непрушник! - воскликнула Ленка, хаотически листая справочник. Таких примечательных событий, как с Варягом, больше ей не попадалось, недаром же песню именно про Варяга сочинили. Зато было много примечательных имён. К примеру, миноносок с именами птиц набралось семь страниц: "...Курица. Фазан. Индюк. Павлин. Аист. Цапля. Бекас...", птичий список заканчивался Нырком, после чего начинались подводные твари, начиная с Крокодила и заканчивая Драконом. Миноносный бестиарий так развеселил Ленку, что она прямо в пледе встала, подошла к столу и протянула мизинец к ящику.

В конце концов, способ управления ящиком уже был найден. Если попадётся совсем уж хтонический ужас, можно будет снова поговорить с зеркалом, ну и оружие, если что есть. Но любопытно же. Что еще там может оказаться, если не управлять?

Ленка открыла ящик - он был полон миниатюрных пластиковых корабликов из киндер-сюрпризов. Яхты, лодочки, катера, пароходики, даже один собранный из мелких частей пиратский парусник.

Ленка заржала и захлопнула ящик.

- Кто список кораблей? Я список кораблей! - провозгласила она, повалилась на матрас и уснула в мгновение ока.

В ящике что-то копошилось, но ореховую планку Ленка предусмотрительно придвинула на место, хоть и не закрыла на ключ.

-----------

темы: "Прежде чем открывать незнакомую дверь чужим ключом, имеет смысл посмотреть в зеркало" и "Мистические голоса во тьме спорили, чья сегодня очередь мыть посуду" от Чингизида и "Я увидел что-то не то" от silver_mew/
Осаливаю silver_mew
Рецензию может написать тот, кому не в лом. Как-то мало народу пришло дать мне темы,
кажется, на всех дела навалились.

Link | Leave a comment {7} | Share

txt_me

Про читающих в темноте

Apr. 19th, 2017 | 01:33 am
posted by: chingizid in txt_me

Когда в голове у меня каша, а сказать что-то всё равно надо, я пишу по пунктам, с номерами. Это, во-первых, снимает проблемы с композицией, а во-вторых, если ляпну глупость, будет только один глупый пункт. А если не нумеровать, то глупым покажется весь текст.
Это было хвастовство хитрым лайфхаком, а теперь к делу.

1. Нина, конечно, написала про своих идеальных читателей. Ясно, что Нинины тексты следует читать именно так.

2. Закономерно, что идеальные читатели сразу стали писателями (писем друг другу). Ясно, что Нинины тексты как-нибудь так и пишутся - наощупь, на слух, на нюх. А если не так, то всё равно так, художественная правда превыше фактов :)

3. Мир заполняется знаками, как только мы начинаем их искать. Не потому что мы придумываем и притягиваем за уши, а потому что в этой материальной реальности человеческое внимание - сила, движущая миром. Ну, это, конечно, если использовать его по максимуму. Но и по минимуму внимание - крючок, магнит, приманка. Зацепись им за мимолётное явление, и оно станет закономерностью. Оно всегда работает так.

4. Вот именно этого - того, что описала Нина - лично я совсем не умею. Отправить кому-то щепки в конверте - ещё ладно бы. Такой в меру красивый художественный жест. Но получить щепки в конверте и не отбросить их в сторону, ответив отправителю: "Спасибо, как мило", - а внимательно прочитать - нет, не умею. Но учусь. В частности, читая Нинины тексты. Я, на самом деле, очень плохой их (и Нининых текстов, и знаков-посланий мира) читатель, дислексик, или как это называется, не различаю деталей, да и интересуюсь ими только для вида, формально. Но у меня безошибочное чутьё, я знаю, что так надо, знаю, зачем они, знаю, что это важно, вот и учусь.

5. Я учусь, потому что мир ежедневно говорит со мной тысячами голосов, посылает тысячи знамений и знаков, свинством было бы их не читать. И до меня прямо сейчас дошло, почему я так люблю Нинину прозу. Я её не столько люблю, сколько ценю по достоинству. Она - мой букварь. (А я - Буратино, это понятно, и это первый букварь, который я совершенно точно не пропью променяю на билет в кукольный театр, где нарратив, в смысле, движуха, всё, как мне нравится. В этот театр я всё равно буду ходить регулярно, но только на свои.)

6. Не знаю, что имела в виду Нина, когда писала: "Должен быть способ встретиться", - но это одна из моих тайных молитв. (Что я имею в виду, когда так молюсь, я тоже не очень-то знаю. Примерно догадываюсь, но ошибаюсь наверняка.)

7. Слово "человек" кажется мне закрытой коробкой, размером примерно как от микроволновки, красивого тёмно-серого, скорее даже тёмно-сизого цвета с явственным вишнёвым отливом. Это просто: такого цвета у меня (для меня) звук "ч", с которого начинается слово. Я, что называется, графемно-цветовой синестетик, но довольно примитивный: большинство слов для меня окрашиваются в свой первый звук. А чем слово "человек" кажется вам?

Link | Leave a comment {20} | Share

txt_me

Тем мне!

Apr. 18th, 2017 | 10:41 am
posted by: kattrend in txt_me

Меня запятнали, дайте мне скорее тем!

Link | Leave a comment {5} | Share

txt_me

Читающие в темноте

Apr. 18th, 2017 | 06:04 am
posted by: benadamina in txt_me

Куда уводят слова? Что в них, если закрыть глаза и сосредоточиться? Например, «человек». У меня - скрученный из проволоки каркас с бьющимся среди медных ребер сердцем, под ним – черный туман земли. У Джо – смеющаяся маска, из ее глаз вырывается белый огонь; маска отдаляется, уменьшается, становится одним из светящихся ночных окон. У Кати – вихрь ультрамаринового, его края разлетаются галактиками, астероидами, солнцами. Что такое «солнце»? Слова дробятся до бесконечности, за каждым – пространства, переходящие одно в другое. Должен быть способ встретиться, - решили мы, - а если такого способа нет, нужно всегда отдавать себе в этом отчет. Так родилось наше сообщество читающих.

***
Получил конверт от Джо. Выключил свет, изучал. Запах не распространяется, а улавливает и оставляет в себе всё. Пойманное становится острым; короткое вытягивается, глухое делается звонким. Все объемное, но нельзя попасть внутрь: нет места, остаешься снаружи. Снаружи запаха, снаружи воздуха, снаружи дерева; потом сливаешься с ними и снова оказываешься вне их. Щелкнул выключателем. В конверте какие-то щепки; пахнут смолой. Привет, Джо.

***
Пишу Кате. Кварцевые бусины кладу в конверт. Гладкое сталкивается с гладким, звук ударяет звук, ударяет звук. Деревья, качаясь, касаются друг друга тенями. Сонар нащупывает корабль, ушедший в дно мачтами.

***
Письмо от Джо. Живое уходит сквозь воронку. В осоке на берегу сидит ящерица, считавшаяся вымершей. На глобусе-голограмме вспыхивают и гаснут огоньки. Что за каждым из них? Я сосредотачиваюсь, но пока не могу разглядеть.
/пустая ракушка садовой улитки/

***
Джо достает из конверта кусок серого картона. Это от Кати. Джо проводит по картону пальцами. Волокна ничего не сообщают, словно дерево стало стеклом; словно рыба стала льдом. Лед вытягивает явления из самих себя, заменяет их собой. Оттаявшие рыба, или дерево, или дом возвращаются не сразу (неважно, мертвые или живые). Прежняя рыба, прозрачная и невесомая, находится где-то рядом и вплывает в себя, заполняя оставленные льдом клетки. Пахнет пеплом и сыростью. Джо вдыхает запах и вспоминает давнюю поездку на вулкан. В туристическом автобусе работал кондиционер. В салоне демонстрировали фильм про лаву и ее исследователей: люди в огнеупорных костюмах приближались к жерлу огня и вонзали в него специальные датчики. Автобус карабкался по серпантину. Ввысь уходили стволы деревьев; гигантские папоротники ластились к стеклам. Наконец, под колесами зашуршал гравий, автобус остановился на парковке. Все вышли. «Вулкан» - фонтан огня, вода огня, земля огня. Но вокруг, куда ни посмотри, была черная пустыня. Сожженные холмы перемежались черными долинами и уходили к горизонту. Над головами людей, закрыв собой все небо, нависло серое облако. Только в одной из сторон света – кажется, это был юг – между облаком и пустыней вытянулась ярко-синяя щель.

***
Синее неподвижное небо за полуоткрытой створкой деревянной ставни. Дует ветер, но небо не приходит в движение. Створка ставни покачивается на застывших петлях.
/Весточка от Кати: песок, оставленный ветром на подоконнике/

***
Мир заполняется знаками. Расщепленная ветка: резкий запах древесного сока, подрагивающие вертикальные линии – от земли до ее первого отражения. Свет фар в горах. Мокрое птичье перо, прилепившееся к стеклу. Шорох среди скрежета, стрекот среди шепота. Зернышки риса на асфальте. Письма могут быть без адреса, послания – без отправителя.
Мы разговариваем друг с другом.


____

Темы: "Читающие в темноте" от garrido_a, "Пахло дымом и почему-то хлоркой" от chingizid и "Серая комната с видом на вулкан" от kostik
Спасибо!

Осаливаю kattrend
Отзыв прошу у chingizid

Link | Leave a comment {18} | Share