Костик Наумов (kostik) wrote in txt_me,
Костик Наумов
kostik
txt_me

Моя женатая женщина

То, что навсегда привязало меня к ней — округленный рот, напряженные губы в самый первый момент. Я ждал каждый раз, чтобы случалось это волшебство — когда, лицом к лицу с ней, в полном согласии с движением где-то внизу моего члена, широко открытый рот округляется, напрягаются под кожей мимические мышцы, тянутся вперед губы — как будто стараясь достать поверхность воды. Иногда я двигался медленно, иногда быстрее — только чтобы видеть, как точно, как верно она отвечает моим движениям. Это самое удивительное, что я видел в жизни. И самое прекрасное. Это как смотреть на море.

Мы знаем друг друга вечность — с детских игр на спортивной площадке. Она вышла замуж, как-то очень неожиданно и рано, на первых курсах, это было странно. Потом мы долго не виделись, случайно встретившись ночь бродили по городу, сидели в кафе — она говорила, я слушал. Большое счастье встретить старого друга через много лет: ему можно рассказать совершенно все — до самого дна, как никому другому. Он знает тебя вечность, не видел полвечности, зато — видел тебя в детских трусах и без них тоже, потому что вам было по три года. С ним можно быть собой, как ни с кем другим. С того разговора она и стала "женатой женщиной", оговорившись: "я на нем жената". Мы не виделись лет десять и не увиделись бы еще столько же, если бы не заварочный чайник. Ей нужно было непременно промыть нос — после прокуренных кафе, после бессонной ночи, всех слов, что она выплеснула из себя. Ничего особенного, никаких страшных тайн — у всех есть счастья и несчастья. Умыться и промыть нос из заварочного чайника — и мы пошли ко мне домой.

Она закрыла глаза сразу, как только я обнял её на кухне. Закрыла и не открывала до самого конца — мне пришлось вести её на кушетку, как в танце: обходя стойку и табуретки. Она дала себя раздеть, дала сделать вообще все, что мне хотелось, и был тот момент, когда её губы потянулись вперед вместе с моим первым движением. Я не сразу понял, что это — навсегда, что я не смогу жить без этих губ, без этого жеста.

В остальном, откровенно говоря, секс с моей женатой женщиной был пресен. Не открывая глаз, она двигалась вместе со мной, но это никогда не продолжалось слишком долго. В какой-то момент она просто переставала мне отвечать, зажмуривала глаза сильнее, и я останавливался. И мы никогда не меняли позу — с того первого дня, с первого раза на кухонной кушетке. Кроме секса нас связывало взаимное раздражение. Её все выводило из себя. Мои рубашки, моя квартира, мой парфюм. Её муж, её ребенок, её машина. Люди, воздух, телефоны, свет слишком яркий и свет слишком интимный. Я ненавижу зануд, не понимал и не понимаю, как вообще можно жить, когда раздражение — это реакция по-умолчанию на все, что случается в мире. Мы ни разу не орали друг на друга. Ни разу не поссорились, однако раздражение возникало еще до того, как она брала трубку. Раздраженные гудки, и раздражение звучало в её "алло" – должно быть, я всегда звонил не вовремя. Или сигнал телефона всегда был слишком громкий. Или муж слушал, с кем она говорит. Я открывал дверь, но она медлила входить, не скрывая того, как раздражает её мой шейный платок, как долго я шел к двери, как её видят мои соседи.

Потом она уехала. Они уехали, наверное, будет правильно. Мне незачем было писать или звонить. Без возможности обнять, чувствуя всем телом её раздражение, чувствуя, что она думает только о том, что времени совсем мало, а я копаюсь, без того, чтобы видеть движение её губ — зачем?

Она позвонила сама — я не знал, что она живет в этом городе. Не знал даже, что она живет в этой стране. Позвонила в отель, потому что я вывесил фотографию его уродливой вывески — я не знал, что она читает мой блог. Она спросила "не хочешь приехать?" Прошло лет пятнадцать, никак не меньше. Я не знал, зачем. Но я, конечно, помнил, как она тянула губы, будто хотела сделать глоток.

Она жила в нижней квартире небольшого домика. Они жили, наверное, будет правильно. Рядом с домом — джип, на стикере — инвалидная коляска. Не знаю, что случилось с дочкой — может быть, она была у бабушки. Дверь открывалась на кухню, женатая женщина провела меня к столу. Очень плохо пахло: застоявшийся запах болезни, безвыходной беды. Мы пили чай, то есть чай стоял на столе, она говорила, я слушал. Это большое счастье - встретить старого друга, которому можно рассказать совершенно все. Она говорила, а я смотрел, как движутся её губы, и думал о том, что у нее удивительно большой рот — как я раньше мог это не заметить. Она говорила и говорила, и прерывалась, потому что её раздражало, как я мешаю чай, выговаривала мне и снова говорила, и снова была эта удивительная близость между нами. Потом зазвонил детский монитор, и она ушла в открытую дверь, в глубину дома.

Я встал и сделал несколько шагов — довольно большая кухня. Окно над кушеткой, очевидно выходившее на стоянку рядом с домом, было почему-то закрашено черной краской — удивительно глубокий черный цвет. Я подумал — какая-то специальная пленка и наклонился рассмотреть. Это была не пленка. Просто там, куда выходило окно, стояла глубокая ночь. Лунная, так что был виден склон, убегающий вниз, огни какой-то деревушки, а за ними — отблески на воде. Море. Я смотрел из окна и пытался понять где это. Как сориентироваться, я так и не сообразил и придумал для себя, что это Атласские горы. Я услышал раздраженный крик моей женатой женщины — раз, другой, третий, и только тогда понял, что это — мне.

Муж был совершенно голый и лысый. Из уголка рта стекала слюна, рядом с кроватью — стойка с монитором и кислород. Мужа надо было вести в туалет. Вернее - тащить в туалет. Он был тяжелый, но ничем не пах, как бумага. Тяжелый, горячий, а кожа двигалась отдельно от тела, будто его завернули как попало. Нужно было тащить его быстро — он позвал её, потому что хотел какать. В его постели было все, что нужно, но очень важно было довести его до унитаза, раз он сам это понял — так случалось все реже и реже. И я тащил этот мешок, а она орала на меня почти в голос, потому что я все делал не так. Под её крик я чуть не уронил мужа моей женатой женщины.

Потом он долго сидел на специальном, с бортиками и ручками унитазе, громко пукая без особого толку. Я смотрел на это и думал, что вижу его в первый раз. Муж сидел так, как я его посадил: неловко, свесив плечи на одну сторону, глядя прямо перед собой. Я нагнулся, чтобы взглянуть ему в глаза — в них была ненависть. Страшная, безвыходная ненависть, обращенная в мир. Может быть он не хотел в туалет, и мы совершенно зря мучили его? Может быть — узнал меня, и теперь, сквозь мутное стекло своей болезни, видел, как я бесцеремонно рассматриваю его сморщенный обрезанный член? А может быть — он просто устал, или у него что-то болело? Может быть он хотел умереть? Я не знаю. Мне хотелось уйти. Женатая женщина стояла в дверном проеме. Оттолкнуть я не решился, потом муж наконец закончил, она стала мыть ему зад, а мне нужно было его держать, так что сбежать стало невозможно. Потом я тащил его назад. Мы уложили мужа в постель, и я сразу пошел сквозь пропахшие комнаты — к выходу. Я думал: как странно — он источник всей этой вони, а сам пахнет бумагой.

На кухне я встал у непрозрачного окна, неряшливо закрашенного черной масляной краской, и принялся ждать. Бесконечно долгое ожидание, но она вернулась, она подошла ко мне вплотную, и я обхватил её руками. Моя женатая женщина не стала закрывать глаза, но резко, удивительно сильно толкнула меня — бедром об угол плиты — ужасно больно. Я шипел от боли, и я тер мышцу, и я смотрел на нее сквозь выступившие слезы, и в её взгляде была та же безвыходная ненависть и то же бешенство, что в глазах её мужа.

Два года и три месяца я жил потом в Марокко — фотографировал, болел гепатитом, бродил по горам которые видел в окно. На горной дороге небольшой фургон, обгонявший фуру по встречной полосе, ударил мой джип прямо в лоб. Так что я никогда больше не встретил мужа моей женатой женщины, её дочь или её саму.

---------------------------------------------

Темы:
В белом пальто посреди больничного коридора chingizid
Бескорыстно ananas_raz
профессор чувствует лёгкую неловкость kattrend

Рецензии - мне кажется неудобным просить людей о рецензии к этому тексту, но я чувствую, что рецензия была бы мне нужна. Если вам захочется написать ее, пожалуйста, сообщите об этом в комментарии.

Отдельное спасибо всем за прекрасные темы.
Tags: пятнашки, пятнашки-9
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 24 comments